Шпицберген-2019, день седьмой.

Наш седьмой день на Шпицбергене был крайним, так что в Пирамиде у нас оставалось пол дня до обеда, после чего мы должны были отправиться морем в Лонгйирбиен, откуда часть группы улетала вечерним рейсом, а часть (в том числе и я) — ночным.

Инфраструктура Пирамиды развивается хоть и быстро, но пока что не успевает за возросшим потоком туристов, так что из номеров мы выселились прямо перед завтраком, чтобы через пару часов могла заехать новая группа. Идет обустройство здания для персонала, но пока что все вынуждены тесниться в здании гостиницы. Впрочем, минусов в этом я не увидел.

Итак, сегодня мы договорились подняться на гору по подъемнику для шахтеров и посмотреть на поселок сверху. Хоть механизации там давно нет, но лестница внутри сохранилась. Мы почему-то думали, что именно по лестнице мы и поднимемся, так что не все оделись в походную одежду и обувь…

Насторожило, что при выходе из гостиницы нас встретил Даниил, с которым мы ходили на Столовую гору, и предложил взять с собой трекинговые палки. Казалось бы, зачем они на лестнице, ну да ладно, взяли. На фото выше — нижний портал пассажирской галереи. Собственно, по галерее мы поднялись каких-то 150 метров, после чего Даниил вывел нас через боковую дверку на склон. 🙂

Тут-то всем и открылся его коварный план, но тем, кто пошел в кедах и джинсах, уже поздно было разворачиваться. Уже с такой небольшой высоты открывался довольно неплохой вид на поселок Пирамиду и Столовую гору прямо за ним.

И еще одна редкая фотография со мной. Видно, что и я купился на кажущуюся легкость маршрута и надел обычные джинсы. Но хотя бы с трекинговыми ботинками я не прогадал. Склон сам по себе здесь намного более прочный, чем на Столовой горе, так что взбираться по нему несложно.

Живописный вид вверх на гору. Погода сегодня снова нам благоволила, на солнце было довольно тепло. Справа — вершина Пирамиды, чуть ниже и левее виден черный отвал породы из шахты, которая, напомню, была закрыта 21 год назад, в 1998 году.

Итак, Пирамида с очередного пригорка, где я поджидаю отстающих. Отсюда видно, насколько удачное место выбрано для поселка: идеально ровная долина реки Мимер, аккуратные ровные улицы, просторная планировка.

А вот уже и отвалы. На склоне видно большое количество досок и бревен. Видимо, это старые крепи, которые использовались в шахте. Вообще, на склоне до сих пор виднеется несколько входов в шахты и вентилляционные ходы, но внутри практически всё уже давно обвалилось, и заходить туда опасно.

Возле основного входа в шахту много всяких разрушенных коммуникаций, полуразрушенных строений и узкоколейных железнодорожных путей для вагонеток. Сейчас здесь зимой регулярно сходят лавины, так что всё приходит в упадок.

И вот мы вышли в верхнюю точку нашего маршрута, которая располагается на одном из отрогов горы Пирамида существенно ниже вершины. Вид на соседнюю долину и ледник Бертиль.

Вид на Пирамиду.

Верхнее и нижнее Гусиные озёра — именно оттуда сейчас в автоцистерне в Пирамиду привозят воду для наполнения водопровода. Левее видна дорога, по которой мы вчера возвращались на автобусе из нашего похода на Столовую гору. Мы как раз вышли с левой стороны, а вторая часть группы — с правой.

Группа туристов на вершине. Почему нас только восемь человек? Дело в том, что на уровне входа в шахту, где я фотографировал рельсы, часть группы приняла решение спуститься вниз, а не подниматься дальше вверх. От части это было обусловлено тем, что нас не предупредили о технических нюансах маршрута, и люди выбрали одежду и обувь, непригодную для восхождений. От части они просто устали после вчерашнего похода.

Итак, поселок почти с самой верхотуры. Отчетливо видна жилая часть Пирамиды, засеянная красивой колосистой травой с континента, промышленная часть с черным угольным грунтом, а также река Мимер, разливающаяся на множество мелких рукавов за счет вечной мерзлоты и впадающая в одноименную бухту. Порт Пирамиды в кадр не попал (находится левее).

Спускаемся вниз. Одна из местных достопримечательностей — надпись «Миру — мир» на склоне горы. Мы проходим как раз мимо неё. Что примечательно, в Баренцбурге есть точно такая же, но мы до неё не добрались. Надпись состоит из фанерных щитов, сколоченных деревянными брусками. Говорят, что в советскую бытность шахтёры подшутили над одним из начальников шахты, носившим фамилию Мирумян, и выложили на склоне соответствующую надпись «Миру — мян».

Спускаемся со склона. Коллеги, облачившиеся в джинсы и кеды, имели сложности не только при подъеме, но и при спуске. Справа видна вершина Пирамиды, а также транспортер для угля, который здесь не поднимали наверх, а спускали вниз с горы.

Мне очень понравилось здесь то, насколько дикая природа вошла в привычную людскую жизнь. Все заброшенные здания были моментально превращены чайками в свои колонии. Каждый свободный сантиметр занят гнездами. Причем видно, что год от года каждое гнездо надстраивается вверх.

Практически в каждом гнезде сидит чайка и птенец различного возраста — от совсем маленького пуховичка до вполне себе уже оперившегося слетка. Всё это сопровождается совершенно не умолкающим ни на секунду гомоном ни днем, ни ночью. Впрочем, ночи, как таковой, сейчас тут просто нет.

Возвращаемся на обед в гостиницу. Над черными угольными отвалами видна седловина, на которую мы сегодня забрались, а также надпись «Миру — мир» (довольно мелкая) слева от галерей подъемников.

Быстро пролетела неделя, и пришла пора нам возвращаться домой. Для начала мы проделываем двухчасовой морской переход на наших катерах до Лонгйирбиена, столицы Шпицбергена. После недели уединения этот город действительно кажется центром цивилизации.

Перед отъездом первой части группы в аэропорт нам устраивают прощальный ужин в одном из местных норвежских ресторанов. Здесь мы отведываем вкуснейший рыбный суп, а также бургеры с мясом кита. Вот именно мясо кита меня не впечатлило. Кстати, на Шпицбергене запрещен китобойный промысел, так что мясо кита сюда привозят откуда-то из других краев.

До отбытия в аэропорт у нас остается много времени, так что небольшой группой мы отправляемся побродить по городу. Здесь есть довольно трогательные солнечные часы в виде белого медведя. Помимо прочего, под часами есть ящичек, в котором лежит инструкция, как правильно интерпретировать показания, а также блокнотик и карандаш, чтобы гости города могли оставить свой отзыв.

Вид на промышленную часть города (ангары со складами внутри), а также на противоположную скалистую сторону Адвентфьорда. Если поехать налево, через пару километров будет аэропорт.

Также мы дошли до статуи, которую нам назвали «Саблезубым тигром», хотя, судя по виду, это самый что ни на есть обычный белый медведь.

Вид на цветные домики Лонгйирбиена и гору Суккертоппен (424 метра). По городу мы перемещаемся самостоятельно, без сопровождения гида, поскольку здесь безопасно: производится медвежий мониторинг, да и сами белые медведи не тяготеют к такому количеству двуногих.

Переместившись ближе к окраине города, мы встречаем крупную стаю гусей с многочисленным потомством разного возраста. Если быть точным, это белощекая казарка, относящаяся к семейству утиных отряда гусеобразных. Это массивная птица весом до 2,5 кг и размахом крыльев до 1 метра.

Вид на гору Опера, в которую в 1996 году врезался при заходе на посадку российский ТУ-154. Здесь же стоят на поддонах снегоходы и ждут наступления холодов. Ведь на Шпицбергене практически столько же снегоходов, сколько живет людей: зимой это основной способ передвижения.

Живописная лужайка с пушицей Шейхцера между разноцветными домиками Лонгйирбиена. Ну а дальше мы еще некоторое время проводим в «Русском доме» в ожидании трансфера в аэропорт.

До свидания, Шпицберген. Надеюсь, что мы через какое-то время увидимся снова…

Расширенная галерея этого дня:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *