Шпицберген-2019, день третий.

Про второй день можно прочитать тут. Третий день на Шпицбергене начался с традиционного завтрака в гостинице в 9-30. Погода выдалась пасмурная, так что нам предстоял совсем небольшой морской переход на противоположную сторону Гренфьорда к маяку на мысе Фестинген, откуда мы должны были пешком пройти вдоль берега примерно 10 километров до мыса Старостина.

Несмотря на то, что между мысом и скалой, на которой стоит маяк, как кажется, можно проплыть, на самом деле это не так. Когда-то здесь была единая скальная гряда, которая обрушилась под напором морской воды и ветра, но до сих пор под водой лежат коварные обломки.

Так что к берегу мы подходим, сделав солидный крюк через Исфьорд, обогнув маяк на почтительном расстоянии. Погода стоит промозглая, идет та самая мелкая полярная морось, так что это неплохой шанс проверить качество своей водо- и ветронепроницаемой одежды.

Высаживаемся на берег, но пока что не переодеваемся в походную одежду, а прямо в гидрокостюмах идем к мысу Фестинген, чтобы уже потом, вернувшись, переодеться и отправить вместе с катерами гидрокостюмы к конечной точке нашего маршрута.

Тундра здесь имеет бурый цвет наподобие того, что мы видели возле норвежской радиостанции. А если обернуться к лодкам (их видно справа у берега на фото ниже), преобладают уже желтые и зеленые тона. Горы здесь невысокие (порядка 250 метров), но даже их вершина скрывается в облаках.

И вот мы на мысе Фестинген: прямо по курсу Исфьорд, противоположный берег которого тонет в тумане, справа в него впадает Гренфьорд, в котором находится Баренцбург. На фотографии ниже видны остатки некогда единой скальной стены, которая теперь постепенно выветривается и рассыпается.

Группа астронавтов на берегу океана. Берег здесь высокий, обрывистый, не менее 15 метров, и на этой стене гнездятся местные птицы. Человек с винтовкой — наш гид Гриша. А Ваня где-то неподалеку оберегает вторую часть группы.

А вот и сам маяк. Он автономный и не требует постоянного присутствия человека. Вокруг него, а также на скале у подножия, расположен очередной птичий базар. Поскольку вокруг отмель, птицам очень удобно здесь нырять и ловить рыбу.

Полюбовавшись красотами мыса Фестинген, возвращаемся к лодкам, чтобы переодеться в походную форму. По пути снова переходим вброд небольшой ледниковый ручей. Кажущаяся небольшая глубина (по колено) вводит многих в заблуждение, и они недооценивают могучую силу воды, но, поставив обе ноги в поток, с трудом удерживаются на ногах, так что мы помогаем некоторым женщинам не уплыть в море.

Итак, костюмы сданы, и катера уплывают к мысу Старостина. Сегодня также нам выделили шеф-повара ресторана «Красный медведь», который приготовит нам уху и гриль, пока мы будем преодолевать пешком эти десять километров. Кстати о рыбе: за эту неделю на Шпицбергене мы ели ее каждый день, и мне кажется, что я за последние лет десять не съел столько трески, сколько здесь 🙂

Несмотря на кажущееся однообразие, тундра здесь меняется с калейдоскопической скоростью. То мы идем по мшистым полянам, то начинаются подобные каменные сады. Кажется, как будто здесь развалился какой-то древний храм, настолько некоторые куски скал имеют правильную прямоугольную форму.

То вдруг выходим на небольшой взгорок, и перед нами открывается необыкновенной красоты бухта правильной округлой формы с аккуратным галечным пляжем. Так и хочется искупаться, но нет, вода здесь слишком холодная, да и погода промозглая.

Моё снаряжение отлично держит воду. Снаружи куртка и штаны мокрые, но внутри абсолютно сухо и тепло. Не зря деньги потратил перед поездкой. А вот некоторые любители кед, джинсов и отдыха по-московски пытаются спасаться в смешных пластиковых дождевиках.

А вот эти два озера в углублении настолько похожи на песчаные карьеры, что, увидев такие в московской области, я не усомнился бы в их искусственном происхождении. Но здесь, на Шпицбергене, это исключено. Озёра облюбовали морские птицы. Видимо, им нравится, когда есть выбор между морской и пресной водой.

Есть здесь и такое ледниковое озерцо, совсем мелкое. А вода настолько чистая, что с берега видно камни на дне аж на его середине.

И вот мы на мысе Старостина. Иван Старостин известен как патриарх Шпицбергена. Русский помор, он прожил здесь 32 года с конца 18 века и до 1826 года, причем последние 15 лет — безвыездно. Промышлял рыбой и морским зверем, а один раз в год к нему приезжали дети, которым он отдавал годовой улов засоленной трески. Как известно, русские поморы плавали на Шпицберген (Грумант) еще до 1435 года…

На фото ниже — не очень удачная реконструкция поморского жилища, созданная несколько лет назад польскими историками. Не очень удачная — потому что, со слов наших гидов, поморы никогда не строили дома такого типа.

А это уже современная избушка, причем недавно отремонтированная, в которой также есть печь, длинный стол и несколько двухэтажных кроватей. Вдали виднеется вторая избушка, норвежская. В этом домике мы и пообедали мясом гриль и прекрасной ухой, которую сварил нам из свежайшей трески шеф-повар ресторана «Красный медведь», а по совместительству барабанщик в народном ансамбле, выступление которого мы смотрели в первый день.

После обеда, пока мы ждем прибытия катеров для возвращения в Баренцбург, я брожу вокруг и наконец-то нахожу тот необыкновенный полярный мак желтого цвета, длина стебелька которого едва ли достигнет длины пальца руки взрослого человека.

Возвращаемся в Баренцбург и вечер, как принято, проводим в баре. Завтра нам нужно будет покинуть этот уже полюбившийся нам городок и проделать большой морской переход через Колсбей, Грумант, и Лонгйирбиен до Пирамиды, второго по величине обитаемого русского поселения на архипелаге, о чем можно почитать тут.

Расширенная галерея этого дня:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *