Шпицберген-2019, день четвертый.

На четвертый день нашего пребывания на Шпицбергене (третий день описан тут) нам предстояло переместиться во второе по величине российское поселение на архипелаге — Пирамиду, совершив довольно длительный морской переход по Исфьорду через Колсбей, Грумант и Лонгйирбиен.

Погода уже с самого утра установилась солнечная, так что плыть было не холодно, и мы предвкушали красивые виды и яркие кадры. Лишь только на выходе из Баренцбурга покружились небольшие облака, которые затем стремительно растаяли.

Сначала идем параллельными курсами. Прямо за второй лодкой — ледник Эсмарка и гора Альхорн, к которым мы плавали позавчера, на противоположной стороне Исфьорда. До бухты Колсбей плыть примерно час, она находится на полпути к Лонгйирбиену.

Впереди мыс Русанова (назван в честь русского арктического исследователя, открывшего месторождения угля на Шпицбергене), справа от которого располагается полукруглой формы уютная бухта Колсбей. Здесь мы начинаем поворачивать направо, а вторая лодка почему-то уходит прямо. Как потом оказалось, Виталий дал порулить Грише, так что они слегка не туда уплыли 🙂

В бухте Колсбей располагается одноименный поселок, который в настоящий момент полностью заброшен, здесь никто не живет. В советские годы, во время функционирования грумантского рудника, находящегося в 9 километрах, здесь жило большинство шахтеров, а с Грумантом поселок соединялся узкоколейной железной дорогой, проходящей через тоннель в горах.

На фотографии ниже видны остатки здания, разрушенного селем. После того, как поселок был заброшен, за противолавинной обстановкой никто не следил, и многие здания пострадали от селей. Позади остатков здания вдаль уходит плато, по которому некогда была проложена узкоколейка в Грумант. Сейчас от нее ничего не осталось, как и от тоннеля в горах, который полностью обрушился.

Колсбей служил портом для погрузки угля и разгрузки кораблей с большой земли, потому что к Груманту, находящемуся в горах, крупное судно причалить не могло. Но и бухта Колсбей слишком мелка, в отличие от Гренфьорда у Баренцбурга, так что погрузка тут была возможна только на суда с небольшой осадкой. Уголь транспортировался сюда из Груманта через тоннель по узкоколейке.

Вот так Колсбей выглядит сейчас. Несколько заброшенных, еще крепких домов и пара разрушенных волнами пирсов. Длинное здание па переднем плане — склад-мастерская. Поскольку место безлюдное, гиды особенно внимательно осматривают территорию: в каждой складке местности, в каждом пустом доме может оказаться белый медведь.

Идем в направлении домов. Здесь нам предстоит немного погулять. Хотя поселение было законсервировано аж в 1961 году, тем не менее, с тех пор бараки служили пристанищем многим геологическим партиям и просто путешественникам, поэтому здесь можно встретить артефакты, датированные 80-ми, 90-ми годами и даже началом 21 века.

Бухта Колсбей, вид со стороны бараков. Весь берег здесь завален камнями, принесенными одним из селей последних лет. Раньше их не было, да и местная речка имела совсем другое русло. Казалось бы, над поселком возвышается не гора, а небольшой холм. Но даже в таких условиях в один из предыдущих годов сформировался большой лавинный конус который затем прорвало (запоздалый лед задержал воду наподобие плотины), и каменный поток устремился в поселок, подломив стену одного из бараков.

Побродив по зданиям и так и не встретив ни одного белого медведя, мы вернулись на берег, где перекусили уже традиционным походным набором. Нужно выдвигаться дальше. Неизвестно, сколько еще лет простоят эти дома под напором стихии без помощи со стороны людей…

Бросаем последний взгляд на Колсбей и выходим из бухты. Практически сразу за поворотом, в 9 километрах, в ущелье между горами Колбергет и Гренбергет, показались немногочисленные строения — это остатки поселения Грумант (ударение на первый слог).

Грумант разделен рекой, особенно полноводной во время таяния снегов весной, на две части, между которыми ранее был перекинут мост. Направо в сторону поселка Колсбей через тоннель уходила узкоколейная железная дорога. Оставшиеся запасы угля здесь оцениваются в 135 миллионов тонн, однако для восстановления его добычи мало расконсервировать шахту. Надо также восстановить тоннель до Колсбея и порт, что экономически нецелесообразно. А здесь у побережья отмель, так что даже мы не можем причалить (что немного странно) и любуемся поселком с воды.

Если набрать в любом поисковике «Шпицберген» и открыть фотографии, то именно эта гора с оборвавшимися в море склонами (Гренбергет) наверняка встретится вам одной из первых. Зрелище действительно захватывающее. А над зелеными кручами, на отвесных скальных выступах, расположена очередная колония морских птиц. Высота горы 578 метров (почти 200 этажей) — на 38 метров выше Останкинской телебашни.

Дальше по направлению к Лонгйирбиену уже начинают попадаться грунтовые дороги и маленькие домики — это дачи норвежцев, которые бегут от суеты «большого города» (имеется в виду сам Лонгйирбиен с населением 1800 человек). На заднем фоне гора Платабергет, похожая на большой осыпавшийся песочный куличик. Высота горы 466 метров над уровнем моря (155 этажей).

И вот мы в порту Лонгйирбиена. После четырех дней в глуши этот город теперь действительно нам кажется центром цивилизации, ведь здесь столько людей, кораблей. Здесь есть магазины, рестораны и даже ходят автобусы! Сегодня нашу группу покидают два человека, у которых был укороченный тур. Также наши капитаны пополняют здесь запасы бензина (заливают баки и берут несколько канистр на борт). Расход мотора — около 30 литров в час.

Пока нас отпустили на 40 минут побродить по центру (а весь город можно пройти минут за десять), пользуясь случаем и хорошей погодой, я иду сделать несколько кадров ярких норвежских домиков, которые также попадутся вам одними из первых при запросе «Лонгйирбиен» или «Шпицберген». Белеющие внизу растения — это полярная пушица (пушица Шейхцера).

Пушица — рост цветковых растений семейства осоковые. Северные олени поедают пушицу круглый год, в том числе осенью и зимой, выкапывая ее из-под снега. Пуховки раньше использовались для набивки подушек, в бумажном производстве, для изготовления фитилей, трута, головных уборов и в качестве примеси к шерсти при изготовлении тканей.

Красивые пестрые двухэтажные домики Лонгйирбиена. Также стоят на сваях, которые загорожены декоративной деревянной решеткой. Несмотря на это, с другой стороны выполнен подъезд для автомобилей и вход сразу на уровне первого этажа, без ступеней. Слева видна старая деревянная опора канатной дороги. Если в СССР уголь было принято возить в вагончиках, то у норвежцев были распространены канатки.

Гора Опера (справа), в которую в 1996 году врезался при заходе на посадку российский чартерный ТУ-154, перевозивший шахтеров на вахту в Пирамиду и Баренцбург. Тогда погиб 141 человек (все находившиеся на борту). Это событие стало одним из поводов для последующей консервации поселка Пирамида, а также крупнейшей по количеству жертв авиакатастрофой за всю историю Норвегии.

Но сегодня мы здесь не задерживаемся и направляемся дальше, в Пирамиду, где нам предстоит провести три дня. Для этого нужно пересечь Исфьорд и зайти в Биллефьорд, преодолев около 60 километров по воде. По такой хорошей погоде и небольшой волне это примерно два часа.

Впереди ледник Норденскйоль в бухте Адольф. Левее находится бухта Петуния, а еще левее — бухта Мимер, в которой и расположена Пирамида, получившая название за своеобразную форму вершины горы (как бы состоящей из каменных прямоугольных блоков), у подножия которой она находится.

Пирамида находится в 120 километрах от Баренцбурга и лежит на 78 градусах и 40 минутах северной широты, что на 36 минут севернее Баренцбурга. До 1998 года Пирамида была самой северной в мире действующей шахтой (в 1998 году она была законсервирована). Здесь также есть вертолетная площадка, но туристов на архипелаге запрещается возить на вертолетах, они используются только для служб губернатора Шпицбергена и для технических рейсов. Причина — забота о птицах (контроль над уровнем шума).

Пирамида была расконсервирована лишь спустя 12 лет после закрытия, но бурное развитие в туристическом направлении началось и того позже — в 2016 году, когда была полностью отремонтирована гостиница и обновлен ее номерной фонд. Розовое здание справа на фото ниже — старое здание котельной.

В порту нас встречает ПАЗик, который отвозит нас прямиком в гостиницу. Несмотря на то, что поселок обитаем, территория не является в достаточной мере безопасной, поэтому без гида нам разрешено перемещаться только вот до этого короба и качелей справа и по главной улице порядка 200 метров влево. Прямо на фото — гора Пирамида высотой 937 метров (более 300 этажей).

На фото ниже — наша гостиница. Как и все здания на Шпицбергене, она стоит на сваях. На первом этаже находится бар-ресторан, в котором мы завтракали, обедали и ужинали, а также бар, работающий до последнего клиента (в котором мы засиживались до 4 часов утра). Номера по комфорту также не уступят обычным трехзвездочным гостиницам на материке, единственное, краны на раковинах установлены водосберегающие, как в поездах: централизованного водопровода тут пока нет, вода поставляется на насосную станцию в цистернах из ледникового озера.

Здание напротив гостиницы заброшено, и морские птицы превратили его к своей радости в базар, так что постоянный и весьма характерный крик чаек — это неумолкающая музыка Пирамиды. В какой-то степени это продолжение истории данного здания, именуемого «дурдомом», которое в годы функционирования шахты служило общежитием для семей с детьми (их выселяли из мужского/женского общежитий). В течение полярной ночи, которая тут длится 120 дней, детей не выпускали на улицу, и они играли в коридорах, наполняя их визгами и топотом.

Вид из окна в конце коридора гостиницы на четвертом этаже — бухта Мимер и Петуния, а вдалеке — ледник Норденскйоль, к которому завтра с утра нас обещают свозить. Характерный элемент северных поселков — досчатые короба для труб, которые здесь нельзя закапывать в землю по причине все той же вечной мерзлоты. В Пирамиде пошли дальше и расширили короба настолько, чтобы по ним могли прогуливаться и расходиться люди, превратив их в тротуары. Одновременно удобно и зимой — раскидывать снег по сторонам, который, к тому же, и подтаивал.

В завершении дня большая часть нашей группы утомилась длительным морским переходом, так что все расположились на диванах в баре, и нам запустили по телевизору исторические фильмы про Пирамиду, а также документальные фильмы про ледники и белых медведей. Что может быть лучше, чем завершение дня с кружкой пива от самой северной пивоварни в мире, да еще и сорта, специально сваренного для Пирамиды (в Баренцбурге его не продавали) — красный эль с каркаде.

Но есть в Пирамиде и свои неудобства, которые я как-то упустил из виду. Здесь абсолютно нет мобильного интернета, WiFi в гостинице, да и телефон не ловит в принципе, никаких операторов. Не работает и мобильный GPS. Так что в этом смысле здесь по-настоящему первобытный информационный вакуум.

Про пятый день можно почитать тут.

Расширенная галерея этого дня:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *