Шпицберген-2019, день первый.

И вот, наконец, наступил этот день, когда я отправился в Арктику.  Шпицберген, он же Свальбард (по-норвежски), он же Грумант, с ударением на первый слог (как называли его поморы) — полярный архипелаг, расположенный в Северном Ледовитом океане. 

Попасть на Шпицберген фактически можно только из Осло, откуда производится три регулярных рейса в день — авиакомпаниями SAS и Norvegian, а также один раз в два месяца прямо из Москвы чартером Арктикугля, однако на него не всегда можно купить билеты, поскольку основная часть пассажиров — шахтеры и ученые.

Удивительные изменения начались практически сразу после вылета. Как только самолет набрал высоту в уже сгустившихся сумерках Осло и направился на север, за окном начало светлеть с каждой минутой, и неудивительно: в это время за северным полярным кругом стоит полярный день. В следующий раз я увижу ночь более, чем через неделю!

Из Осло до Лонгйирбиена лететь примерно 3 часа. Некоторые рейсы делают промежуточную посадку в норвежском Тромсё, но наш полет прямой, и через 180 минут мы выныриваем из облаков, и глазам открывается необыкновенная пустынная красота Арктики. На протяжении 15 минут самолет летит над Исфьордом, на берегах которого сосредоточена почти вся жизнь на архипелаге, и прямо с моря заходит на посадку в Лонгйирбиене — самом северном международном аэропорту в мире.

Здесь всё просто, всего 3 рейса в день, так что нас не маринуют в самолете, а практически сразу же подкатывают две лесенки, и мы прямо пешком, безо всяких автобусов, идем в здание аэропорта. Этим рейсом вместе со мной прилетел еще один член нашей группы Артем. Остальные 15 человек прилетели дневными рейсами и уже находятся в Баренцбурге. Так что у нас практически эксклюзивный трансфер. Возле ленты багажа с табличкой «Грумант» нас встречает Гриша (один из гидов) и Виталий (капитан моторного катера).

Через несколько минут мы получаем багаж, и ребята везут нас из аэропорта в Лонгйирбиен по единственной на архипелаге асфальтовой дороге в «Русский дом» — своеобразный перевалочный пункт туристического подразделения Арктикугля. Здесь хранится снаряжение для летних и зимних активностей, есть несколько комнат по типу хостела с двухэтажными кроватями, где можно переночевать, душ и туалет, большая кухня с панорамными окнами. В общем, компактно и уютно. От аэропорта до Русского дома всего 5 километров.

Пока ребята подготавливают снаряжение, я обхожу дом кругом и фотографирую спящую столицу Шпицбергена. По освещению и не скажешь, что сейчас почти 2 часа ночи! Лонгйирбиен — норвежский город, крупнейший на архипелаге, с населением примерно 1800 человек, а всего на архипелаге живет не более 2500 человек. По совместительству Лонгйирбиен — самый северный город в мире с постоянным населением более 1000 человек. И хотя сюда может прилететь абсолютно каждый (в аэропорту нет паспортного контроля), купить здесь недвижимость по закону нельзя, ее можно только арендовать.

Пару слов об Арктикугле. Это российский трест, занимающийся добычей угля на архипелаге (в данный момент только в Баренцбурге). Россия имеет на Шпицбергене особый статус, поскольку исторически здесь присутствует и занимается устойчивой хозяйственно деятельностью (собственно, добычей угля), так что в этом плане мы слегка заложники ситуации: добыча угля убыточна, но она необходима для возможности присутствия. Параллельно Арктикуголь развивает туризм как альтернативный бизнес (кстати, весьма успешный). Частных туристических компаний на архипелаге нет.

Из Русского дома мы едем в порт, откуда предстоит сделать двухчасовой морской переход в Баренцбург — российскую столицу на Шпицбергене с населением около 500 человек. На фото ниже катер Polarcircle (или просто «циркуль») с мотором 200 лошадиных сил. Именно этот — не наш, поскольку на нем 5 рядов сидений (на наших циркулях было по 4), а вообще они могут довольно интересно конфигурироваться по длине, количеству посадочных мест и мощности мотора.

Расстояние от Лонгйирбиена до Баренцбурга по морю — примерно 50 километров. Двухчасовой переход по Северному Ледовитому океану не столь романтичен, как может изначально показаться 🙂 Особенно если пасмурно, а температура воздуха и воды примерно по 5 градусов. Поэтому все перемещения по воде производятся строго в водонепроницаемых гидрокостюмах, которые обеспечивают выживание в течение суток даже в ледяной воде. На фото ниже — порт Баренцбурга, где нас в 4 часа утра встречает автобус, чтобы отвезти в гостиницу.

В гостинице Баренцбурга свежий ремонт, так что по комфорту она ничем не уступит какой-нибудь другой трехзвездочной гостинице в крупных российских городах. Здесь есть и ортопедические матрасы, и горячая вода, и интернет по wifi. А прямо в номере нас ждут приветственные бутерброды, что очень кстати после длительного путешествия. Наконец, мы забываемся непродолжительным сном, потому что уже в 9-30 всеобщий сбор на завтраке.

К слову, практически все продукты на Шпицберген поставляются из Германии, так что и сыр, и ветчина на завтраке непривычно съедобные и вкусные. Нам проводят брифинг по программе сегодняшнего дня и предстоящей недели. Сегодня нам предстоит небольшой морской переход по Грёнфьорду (это ответвление Исфьорда, в котором находится Баренцбург), а также сухопутная прогулка порядка 8 километров. Автобус снова отвозит нас в порт, где мы грузимся на два циркуля. Капитан левого — Виталий (который вез нас этой ночью из Лонгйирбиена), капитан правого — Лена.

Посадка в циркуле такая же, как на мотоцикле (или на лошади — кому как нравится), причем сидение поролоновое и хорошо амортизирует, что немаловажно при большой волне, когда катер падает на воду, как ящик на асфальт. Иногда даже рекомендуется привставать и гасить удары ногами, а не пятой точкой. Ну и всё это дополняется периодически окатывающими с головы до ног брызгами ледяной соленой воды. Так что все довольно быстро надевают неопреновые капюшоны и застегиваются до верху.

Спустя примерно пол часа мы уже причаливаем к противоположному берегу Грёнфьорда по диагонали от Баренцбурга. Катера уходят, а нам предстоит сделать кольцевой маршрут и вернуться через несколько часов в эту же точку. Основная цель гидов на сегодня — пройти по различным типам грунта и оценить физическую форму всех участников, а цель участников — оценить свою амуницию применительно к местному климату. Несмотря на то, что исчерпывающие рекомендации по экипировке были заранее даны в информационном бюллетене, я всё равно вижу людей в городской одежде, в кроссовках и даже кедах…

Этот красный домик принадлежит Арктикуглю. Внутри есть печка, несколько двухэтажных нар и стол, так что здесь вполне можно ночевать или даже какое-то время жить. По побережью Исфьорда то там, то здесь попадаются похожие домики — наши и норвежцев. Мы же скидываем комбинезоны и оставляем их прямо на камнях (всё равно никто не сворует), переодеваемся в походную одежду и идем на маршрут.

Первая часть пути пролегает прямо по береговой черте. Под ногами преимущественно песок и мелкие окатанные камни, а также большое количество выброшенных волнами водорослей. Поскольку температура воздуха днем колеблется от 6 до 12 градусов, то одежда необходима следующая: термобелье (штаны и кофта), флисовая кофта, а также мембранные штаны и куртка (непродуваемые, водонепроницаемые). Различное сочетание этих предметов не даст перегреться или замерзнуть при изменении погоды. На ноги, конечно, нужны прочные трекинговые ботинки с хорошим антискользящим протектором. Хотя за счет высокой широтности сильных дождей здесь нет, часто бывает мелкая продолжительная морось.

Пока мы шли вдоль берега, нами заинтересовалось несколько нерп, одна из которых нашла какой-то камушек под водой и возлежала на нем, а две другие плавали туда-сюда. Животные здесь не пугливы и подпускают к себе на небольшое расстояние, но совсем уж фамильярничать не позволяют.

Спустя пару километров мы начинаем поворачивать от берега вглубь территории, и практически сразу же нам встречаются олени. Поскольку для всех нас это первая встреча с оленями, все бросаются их фотографировать, и рогатые начинают ретироваться. Уж кого-кого, а оленей мы впоследствии видели каждый день, по несколько раз в день. Это практически единственное животное, которое здесь можно лицезреть круглый год со 100% вероятностью. Они чувствуют себя на Шпицбергене очень вольготно за неимением естественных врагов (белые медведи предпочитают охотиться на более легкую добычу — различных морских животных).

В изобилии здесь встречаются подобные артефакты — скелеты, черепа и просто сброшенные рога оленей. Кстати, сброшенные рога вывозить с архипелага не возбраняется, а вот с вывозом черепов могут возникнуть проблемы, поскольку придется каким-то образом доказать, что олень умер своей смертью, а не был целенаправленно убит ради трофея. В зависимости от настроения инспектора может быть получено разрешение или крупный штраф с конфискацией.

Далее мы направляемся вдоль русла ледникового ручья вверх. Здесь я набираю питьевой воды. Ледниковая вода практически не содержит минералов, поэтому пить ее длительное время не рекомендуется — она способствует вымыванию микроэлементов из организма по принципу гипотонического раствора. Кстати, в водопроводе Баренцбурга именно ледниковая вода, поэтому ее можно пить прямо из-под крана.

Хотя наша группа постоянно растягивается, с обеих сторон ее замыкает один из гидов. У каждого из них при себе винтовка, сигнальный пистолет и спутниковая рация. Это обязательные правила перемещения по архипелагу за пределами населенных пунктов, поскольку встреча с белым медведем тут — реальность, а не фантастика. При выявлении нарушения этих правил налагаются огромные штрафы вплоть до отзыва туристической лицензии.

Чуть выше ручей образует живописные водопады. Все ручьи и реки здесь сильно шумят за счет того, что на Шпицбергене практически нет грунта, и вода бежит по камням, которые перекатываются и стучат друг о друга.

Растительность на Шпицбергене тундровая, крайне скудная, здесь абсолютно нет деревьев в привычном нам понимании. Хотя чисто технически есть карликовая береза и полярная ива, представленные крохотными кустарничками. Также здесь произрастают мхи, лишайники и сосудистые растения. Отсутствие деревьев ни в коей мере не лишает местные пейзажи красоты.

В летний период тундру украшают немногочисленные цветы. На фото ниже — камнеломка, названная так благодаря тому, что она способна селиться в скальных трещинах и силой своих корней разрушать горную породу. Аналогичные камнеломки я встречал и на Байкале в прошлом году. Также здесь встречается удивительный карликовый полярный мак (будет на фотографиях следующих дней).

Часть гор здесь остроконечная (отсюда и название Шпицберген — «остроконечные горы»), а часть как будто срезана сверху ковшом экскаватора. Гриша рассказал нам о том, как формировался здесь ландшафт, показал ледник и его моренные отложения различных периодов. По мере отступления (таяния) ледника с него осыпается заключенная в толщу льда порода, образуя характерные каменные насыпи — валы.

На фото ниже — противоположный берег Грёнфьорда (в этой части его ширина превышает километр). Прямо на берегу, возле красного домика, мы обедаем привезенным с собой сухим пайком. Сегодня и далее при полевых обедах нам давали горячий чай, мясной бульон, белый хлеб местного изготовления, вареные яйца, красную соленую рыбу, а также нарезку из мяса, сыра и курицы. К чаю было печенье и конфеты. В общем, никто голодным не оставался. А пока мы обедали, три отчаянных женщины искупались в море.

По возвращении в Баренцбург нас ждал Сергей с обзорной экскурсией по городу. За последние годы здесь многое изменилось благодаря туризму. Помимо гостиницы были обновлены дома и общежития для сотрудников и шахтеров, отреставрирован дом, в котором сейчас располагается музей (маленькое голубое здание с красной крышей на фото ниже), дом культуры и многое другое.

Перед бело-оранжевым домом с советских времен осталась стелла «Наша цель — коммунизм». Согласно местному законодательству на Шпицбергене запрещено сносить строения второй половины 20 века как представляющие историческую ценность, поэтому даже реконструкция тех или иных объектов производится после длительного согласования с губернатором.

Четыре этажа — это максимум, сколько можно строить. Такие дома здесь называют высотками. Все строения на архипелаге стоят на сваях, то есть, первый этаж поднят над землей примерно на полтора метра. Если поставить дом прямо на землю, то вечная мерзлота начнет прогреваться и неравномерно оттаивать, что приведет к разрушению любого фундамента и всего дома.

Ну а после экскурсии нас ждало выступление в местном доме культуры. Представление устраивается дважды в неделю и приурочено к заходу в порт Баренцбурга круизного корабля, на котором иностранные туристы катаются вдоль побережья Шпицбергена. Тематика представления — русские народные песни и танцы под аккомпанемент вполне современного оркестра.

Уже после представления мы отправились в местный бар «Красный медведь» на ужин, перед которым нам провели блиц-экскурсию на местную пивоварню. Да-да, в Баренцбурге есть собственная пивоварня (опять же, самая северная в мире) с варочным порядком мощностью 250 литров. На данный момент варят 4 сорта, к зиме обещают сварить русский имперский стаут. Пиво продают здесь же в баре, а также в гостинице и в Пирамиде, куда мы отправимся через три дня.

Про следующий день на Шпицбергене можно почитать тут.

Расширенная галерея этого дня:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *