Камчатка-2020, день третий.

Ночевка в палатке у подножия Горелого вулкана прошла благополучно. Погода стояла неплохая, было туманно и сыро, но без дождя и сильного ветра. Около двух часов ночи вернулась наша вахтовка, которая отвозила основную часть группы в Петропавловск-Камчатский, и ещё несколько минут была слышна не совсем цензурная речь водителя, в которой он описывал гиду тяготы своей работы (за день он проехал более 700 километров по не самым хорошим дорогам), после чего всё стихло уже до утра.

Мне всегда плохо спится в палатке. Вернее, на свежем воздухе я быстро высыпаюсь и обычно встаю очень рано. Так вышло и в этот раз, так что как только послышались первые звуки с кухни, я вылез из палатки и отправился на ручей умываться. Холодно. В утреннем тумане всё вокруг выглядело фантастически, по-инопланетному.

Умывшись, я отправился на кухню, где уже был готов кипяток, и можно было выпить горячего чая или кофе. Постепенно начал подтягиваться остальной народ, и к тому времени повар уже пожарил яичницу. Когда все позавтракали и начали собираться в путь, погода совсем прояснилась, и над нами распростерлось голубое небо. Лагерь мы должны были свернуть по возвращении с Мутновского вулкана, поэтому довольно быстро мы выехали на вахтовке к его подножию. На фото ниже — соседняя группа туристов со своей вахтовкой и кухней (у нас была такая же, только желтая).

Мутновский вулкан тоже является действующим, причем по нему это намного больше заметно, чем по Горелому. Как будет видно дальше на фотографиях, практически на каждом шагу он проявляет свою активность выбросами газов с большим содержанием серы, выходом горячих источников, а над его кратером всегда висит облако пара. В исторический период (голоцен — последние 12 тысяч лет) он извергался не менее 16 раз, а прилежащий к нему район является крупнейшим геотермальным месторождением в мире.

Наивысшая точка вулкана — 2322 метра, но туристические маршруты ее не достигают, а поднимаются на менее высокую стенку кратера (последняя часть подъема крутая и проходится по веревке). Сам же вулкан состоит из нескольких конусов, слившихся в единый массив, и сверху напоминает улитку, закрученную против часовой стрелки. Маршрут с постепенным повышением как раз проходит внутри этой «улитки». Гид предупреждает, что внутри кратера не рекомендуется ничего есть и пить, а также облизывать губы, потому что газы, взаимодействуя с влагой, оседают на предметах раствором серной и соляной кислот. Да и фототехнику посоветовал не оставлять в открытом виде.

До Мутновского вулкана по прямой недалеко, можно за несколько часов дойти пешком, но по застывшему лавовому полю, непреодолимому для любой техники, поэтому машина идет в объезд, возвращаясь до развилки Мутновский/Горелый, и дорога занимает около двух часов. В этом сезоне снег сошел поздно (точнее сейчас, в середине августа, он еще не полностью сошел), и наш гид переживает за то, сможет ли вахтовка проехать узкий участок «прижим» между склоном Мутновского и остановившимся в 20 метрах от него высоким лавовым потоком, потому что в этом месте всегда лежит глубокий снег и бегут ручьи, машина может провалиться.

Гид пересаживается в кабину, и вместе с водителем Андреем они оценивают каждый метр пути. Машина выезжает на снежник, начинает вязнуть, сдаёт назад, пробует новую траекторию. Медленно, но верно, продвигаемся вперед. В конце концов, наиболее опасный участок пройден, а дальше начинаются просто чудеса пилотирования. Я никогда не думал, что «Камазы» умеют ТАК ездить, а именно, переезжать через метровые канавы, ехать по огромным камням, заползать на высоченные склоны под углом 45 градусов и под таким же углом спускаться вниз, когда сидишь, и видишь через переднее стекло будки кабину водителя где-то далеко внизу под собой… Но водитель профи, и мы благополучно добираемся.

Местные водители на джипах заезжают по снежнику еще выше по склону, соревнуясь между собой, но нам не лень прогуляться пешком лишних 500 метров, к тому же, мы приехали на вулкан одними из первых, а вахтовки из Петропавловска-Камчатского появятся только часа через два, к тому времени мы успеем уже всё посмотреть. Сегодня группа у нас небольшая: всего шесть человек, включая гида, но алтайские пенсионеры нас ощутимо тормозят.

Погода на Камчатке очень быстро меняется, и пока мы поднимались по снежнику до входа в «улитку», наползла пелена, и нижнюю часть кратера мы изучали как ежики в тумане. На фото выше виден огромный пласт не растаявшего до сих пор утрамбованного снега, под которым шумит ручей. Однако чем выше мы поднимаемся, тем яснее становятся очертания предметов, и вот уже видны края гигантского кратера, внутри которого мы находимся.

То тут, то там на склонах заметны парогазовые столбы, а в местах их выхода порода окрашивается различными цветами, но обычно ярко-желтым. Сами склоны кратера пестрят оттенками: то они сине-зеленые (порода с содержанием меди), то красно-бурые (с содержанием железа). И вот начинаются настоящие чудеса. Мы добрались до одного из фумарольных полей, где струи газа вырываются прямо из под ног, а ветер разносит их по сторонам. Дышать в облаке практически невозможно, газовая смесь очень едкая и удушливая, провоцирующая кашель.

Некоторые отверстия настолько крупные, что газ шпарит из них с громким шумом, как из трубы паровоза. Отверстия поменьше кипят как кухонные чайники. Местами попадаются булькающие грязевые лужицы — через них тоже выходит газ. Внутри вулкана тепло: кратер закрывает нас от ветра, земля теплая, а сверху даже сквозь пелену пригревает солнце, так что многие раздеваются до футболок.

Есть здесь и маленькое голубое озерцо с температурой близкой к закипанию. Однако ни пить из него не стоит, ни руками трогать, потому что доподлинный состав его не известен. Здесь из недр земли выходит чуть ли не вся таблица Менделеева. Хотя некоторые туристы наносят эти глины и грязи на лицо и другие участки кожи.

В сочетании с голубым небом, белым снегом и бурыми склонами эти желтые фумаролы выглядят просто потрясающе. А вообще, со слов гида, вулкан внутри постоянно меняется. Нельзя прийти два раза и увидеть одно и то же. Тает снег, ручей меняет русло, осыпаются склоны, открываются новые фумаролы и исчезают старые, начинают бить горячие ключи, а старые озерца куда-то утекают. Был здесь и большой грязевой котел, в котором как-то сварился турист, но сейчас на его месте булькающая лужица. В общем, вулкан живет своей жизнью.

Вид на верхнюю часть кратера. Справа видна тропа, уходящая к активной воронке, слева снежник, присыпанный шлаком. Зимой здесь проводят хелиски — это когда на вертолете привозят лыжников, скидывают их в определенном месте, потом подбирают внизу и снова везут на другую вершину. Удовольствие дорогое, но богатых иностранцев приезжает много. Так вот, из Мутновского вулкана они выезжают в самый низ долины по этой «улитке».

На край активной воронки нужно около десяти метров подниматься по крутой каменной стенке, держась за веревку. Задача несложная, так что даже алтайские пенсионеры справились, на фото они сидят с фотоаппаратами, а справа стоит наш гид и сторожит, чтобы они не укатились в кратер.

А кратер (точнее, активная воронка) впечатляет. Фотография не передает размеров и глубины, но стоять на его краю было жутковато. В центре находится озерцо, но на этот раз ядовитого зеленоватого цвета, а склоны обильно фумаролят, образуя то самое облако, которое всегда висит над Мутновским и которое было видно на фотографиях в начале заметки.

Как я говорил, нам повезло, что мы пришли одними из первых, так как при большом столпотворении на веревку образуется целая очередь, а мы никого не ждали, да еще и попали в хорошую погоду и видимость. Как сказал один турист вчера на Горелом: «Хорошим парням везёт», и эта фраза (а главное, везение), не покидали меня на протяжении всех двух недель…

Налюбовавшись на активную воронку, приступаем к спуску. На одной из площадок устраиваем привал, пьем кофе из термосов, едим яблоки и ореховую смесь, запасенные организаторами. В плане поддержки физических кондиций туристов у меня к гидам вопросов нет, они постоянно следят за состоянием участников, своевременно дают отдохнуть, поддерживают углеводами (яблоки) и витамином С (чай с лимоном). Дед с бабкой хоть и подустали с учетом вчерашнего восхождения, но всё равно целеустремленно ползут вперед.

Навстречу нам начинают идти группы, а ближе к низу уже и целые толпы туристов человек по двадцать. Причем не все ведут себя адекватно. Многие спускаются  к грохочущему ручью, прыгают по его камням, кто-то тыкает палками желтые фумаролы и грязевые котелки. Кто-то даже пришел с собакой (боюсь представить, как она потом слизывала со своей шерсти все эти химические соединения). А погода стремительно портится, видимость ухудшается. В самом низу мы проходим через полнейший туман с моросью и видимостью метров пять, а навстречу идут и идут новые группы.

Добравшись до машины, мы обнаруживаем на площадке еще с десяток вахтовок и столько же джипов — это означает, что сюда приехало около двухсот человек. Даже гид видит такое впервые и крутит у виска пальцем 🙂 Все ломанулись на Мутновский! Ну а мы свою задачу выполнили, и по пути в лагерь нас везут еще в одно интересное место — на водопад Опасный в одноименном каньоне.

И это действительно было опасно) на смотровую площадку машина проезжает по узкому перешейку с крутыми сыпучими склонами в обе стороны, обрывающимися отвесными стенами в пропасть. Река, начинающаяся ручьями на склонах Мутновского вулкана, отвесно падает здесь мощным потоком с высоты 80 метров (высота 25-этажного дома), а сам каньон, глубоко врезавшийся в склон вулкана, в нижней своей части распахивается в горную долину. Сочетание водопада, каньона и вулкана поставило это место Камчатки в ряд памятников природы мирового значения.

Стены каньона так же, как и кратер Мутновского вулкана, пестрят разноцветными породами. Как нам позже рассказывал гид, цвет лавы зависит не только от состава, но и от ее изначальной температуры, и может колебаться от зеленовато-желтого до бурого. Так хотелось посидеть здесь подольше с видом на долину, но водитель постоянно бурчал, что нам нужно поскорее возвращаться в город, а гид сказал, что нужно еще собирать лагерь, так что мы, проведя тут не более получаса, отправились в обратный путь.

Предстоял очередной двухчасовой переезд по буеракам и снежникам, причем последние заметно подтаяли за день, и обратный путь оказался сложнее. Проехавшие сегодня на Мутновский множественные вахтовки и джипы разбили колею, и наш «Камаз» то и дело увязал, но неизменно выбирался. В лагере нас ждал сытный обед, после чего мы свернули палатки и погрузили снаряжение в машину. Подъем на Мутновский составил 8,5 километров ходьбы с набором около 530 метров, то есть, даже проще, чем на Горелый, хотя многим туристам и это не под силу (ютуб, поиск «почувствуй Камчатку» — действие происходит именно на спуске с Мутновского вулкана, осторожно, много ненормативной лексики) 🙂

Путь до города занял около трех с половиной часов, и когда тряская часть дороги закончилась и начался плотный грунт, а затем асфальт, практически все заснули. В Петропавловск-Камчатский прибыли уже в сумерках, а когда я доехал до последней точки, помог гиду с водителем разгрузиться и дотопал до гостиницы, было уже совсем темно. На завтрашний день, 19 августа, конкретных планов не было, потому что к вечеру обещали приход мощного циклона с Тихого океана, который должен был лить до вечера 20 августа, а 21 уйти на север, в тот же день у нас был запланирован выезд на Толбачик с четырехдневной программой.

Стоимость двухдневной поездки Горелый-Мутновский — 18000 рублей, безусловно рекомендую.

Расширенная галерея этого дня:

2 комментария

  1. Впечатляющие виды! Насколько безопасно ходить по поверхности такого вулкана? Туристы не проваливаются чрез тонукю корку земли в кипяток или горячую грязь?

    1. Если целенаправленно в кипяток не лезть, то безопасно. Земля под ногами твердая.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *