Нижнесинячихинский музей деревянного зодчества

Май 2019 года выдался насыщенным на события, и уже на следующие выходные после поездки по городам Нижегородской и Владимирской областей я полетел в Екатеринбург, чтобы присоединиться к группе Поезд напрокат и совершить с ними очередное путешествие по Алапаевской узкоколейной железной дороге (о поездке 2016 года можно почитать тут). Однако первоначально мы направились в Нижнюю Синячиху (ударение на предпоследний слог), чтобы посетить музей-заповедник деревянного зодчества и народного искусства имени И. Д. Самойлова.

Как обычно бывает, самые интересные музеи создаются энтузиастами и в большинстве случаев на их собственные деньги. Так же и здесь. Иван Данилович Самойлов (1922-2008), уроженец Алапаевского уезда, участник ВОВ 1941-1945 годов, где был дважды ранен, по окончании войны вернулся на Урал, где работал в землеобустройстве, а с 1967 года и до конца жизни занимался реставрацией памятников каменного и деревянного зодчества. На фотографии ниже восстановленная им в течение десяти лет из руин Спасо-Преображенская церковь в стиле сибирского барокко в селе Нижняя Синячиха.

Церковь была построена в 1794 — 1823 годах, в советские годы использовалась как склад, мельница и зернохранилище, в результате чего пришла в ветхое состояние, и лишь в 1960-е годы была взята под охрану государства, после чего началось ее восстановление, завершившееся в 1977 году. Сегодня церковь является историко-архитектурным памятником федерального значения.

Некоторые внутренние помещения церкви (на фото выше — это левая половина под колокольней) отведены под музей церковных книг, икон и утвари, но для меня больший интерес представляет музей деревянной росписи, экспонаты которого приобретены в деревнях Свердловской области все тем же Самойловым.

Свой первый экспонат — расписной деревянный простенок — он выкупил в 1947 году в деревне Пешково Алапаевского района у хозяина, который сложил его в поленницу для дров. Начиная с 1947 года он изучал историю Среднего Урала, приобрёл на свои средства более 30 коллекций предметов древнерусского и народного искусства, позже безвозмездно переданные музею-заповеднику, который сам создал на свободных берегах реки Синячихи. Музей был открыт 16 сентября 1978 года.

Сибирская роспись по дереву выполнялась народными художниками, которые по заказу хозяев домов на протяжении нескольких дней или даже недель наносили рисунок на деревянные стены изб. Некоторые росписи выполнялись поэтапно в течение двух и более лет. Что примечательно, художник обязательно ставил свою подпись и дату. В орнаментах превалирует растительная и животная тематика.

На фотографии выше — расписанная белая горница. Горница — это чистая комната в избе, всегда готовая к приему гостей. Именно поэтому, в отличие от бурого цвета стен основного помещения, стены горницы выкрашивались белилами. Останавливаться в горнице было почетно. В самой же избе ютилась вся семья, бывало, до двадцати человек: на печи — пожилые люди, на палатях над входом — детвора, на лавках по периметру и на полу — все остальные, а грудные дети — в подвесных люльках.

На территории, примыкающей к церкви, располагается тот самый музей-заповедник деревянного зодчества под открытым небом, в котором собраны подлинные образцы, привезенные сюда из пяти деревень Свердловской области и отреставрированные Самойловым: три усадьбы крестьян XVII—XIX веков, четыре часовни, башня острога и сторожевая башня, ветряная мельница, пожарная с дозорной каланчой. Также построена плотина-мост через Синячиху и восстановлен старый пруд площадью 25 га.

Мне очень понравился этот крепкий конь со связанными передними ногами, который, тем не менее, довольно свободно, без привязи, гулял по территории и щипал сочную травку. Как выяснилось, при музее есть конюшня, а лошади используются для катания посетителей на упряжках за дополнительные деньги. А вот с погодой нам не повезло. Если за неделю до нашего приезда на Урале стояла жара, то сегодня утром было едва 5 градусов тепла, так что долго пребывать на улице было не комфортно.

По территории проложены довольно аутентичные досчатые тротуары. Чтобы не морозиться на улице, мы заходили в деревянные часовни, в каждой из которых находится небольшая экспозиция предметов народного искусства. Сами же часовни и усадьбы были найдены Самойловым, выкуплены у владельцев, разобраны, транспортированы, а затем собраны по схемам уже здесь, на месте. На фотографии выше — часовня Вознесения Господня.

Сейчас, наверное, мало кто уже знает, как называются вот такие сосуды из бересты, предназначенные для сбора и хранения ягод, а также напитков, в том числе молока. Кто ответил, что это туесок, тот молодец. За счет того, что береста содержит природное антибактериальное средство — деготь — молоко в таком сосуде долго не прокисало, а низкая теплопроводность долго сохраняла прохладу.

Прялку, наверное, знает практически каждый человек, потому что они встречаются в иллюстрациях к народным сказкам. Прялки также украшались резьбой и расписывались узорами. Как нам рассказал экскурсовод, по цвету прялки можно было угадать, сколько лет ее хозяйке. Так, у молодых дев прялки были со светлыми узорами, у женщин и старух — темные. Горизонтальная часть прялки предназначалась для сидения на ней и поддержания конструкции в вертикальном положении.

В другой часовне находится коллекция работ Чупраковой Христины Денисовны (1902-1984). Христина Денисовна родилась в простой крестьянской семье, была старшей из детей, поэтому с ранних лет познала все тяготы полевых работ и домашнего хозяйства, а в «свободное» время занималась рукоделием. Как известно, в крестьянской среде сидеть без дела считалось зазорным, ведь всегда было огромное количество работы.

В послевоенные годы Христина Денисовна зарабатывала на жизнь шитьем одежды на заказ, а параллельно освоила изготовление ковров в технике машинной аппликации, в чем достигла огромного мастерства, а также увлекалась изготовлением куколок из подручных материалов. Ее работы как подлинные образцы народной культуры экспонировались на выставках не только по России, но и за рубежом, а некоторые даже были приобретены в частные коллекции. Погибла Христина Денисовна трагически, при пожаре в 1984 году. Очень хорошо о ней рассказано в этой статье.

На фотографии ниже — часовня Зосимы и Савватия Соловецких. Построена в конце XVIII века, привезена из деревни Кокшарово в 1981 году. Внутри располагается коллекция резьбы по дереву, а также стоит макет  деревянной Крестовоздвиженской церкви Кыртомского монастыря. Церковь также хотели перевезти сюда, в музей, однако в ожидании подмерзания грунта для прохода грузовой техники церковь таинственным образом сгорела…

На фотографии ниже представлены работы с изображением разнообразных церквей. К сожалению, забыл фамилию автора. Помимо досок на Руси резьбой украшали ворота, карнизы домов, наличники окон, мебель, посуду и другую домашнюю утварь.

На фото ниже в отдалении стоит сторожевая (пожарная) башня. Она сложена из 60 венцов и имеет более 30 метров высоты, привезена из поселка Красногвардейского Артемовского района. По причине ветхости башня стоит на проволочных растяжках, и внутрь нее туристов не водят. Левее и выше выделяется голубая часовня святого Александра Невского (1871 год) из села Останино Алапаевского района.

На переднем плане следующей фотографии видно кузницу с огромным кованым якорем перед ней, а на другом берегу реки Синячихи стоит ветряная мельница-шатровка (1914 год) из деревни Мочищенск Гаринского района. Мельница находится в полностью рабочем состоянии, однако лопасти специально застопорены для обеспечения сохранности экспоната.

Помимо часовен мы посмотрели интерьеры постоялого двора (на фото ниже), а также «усадеб», то есть, изб XIX, XVIII и XVII веков, содержащие множество аутентичных предметов быта. Например, у постоялого двора трое ворот (слева), в каждые из которых полагалось заходить людям определенного социального положения и в определенное время суток. Также нам рассказали, например, что изгороди простых дворов делали определенной высоты, чтобы всадник на коне не мог их сходу перескочить. Причем зажиточные семьи делали изгородь из толстых бревен, менее зажиточные — из половин, совсем бедные — из жердей.

Для того, чтобы расколоть бревно пополам по длине, зимой в одну из продольных щелей наливали воду, и она, застывая, раз за разом все больше разрывала древесину, и в конце концов бревно распадалось на две половины. Также мы узнали происхождение всем известных пословиц «Танцевать от печки» и «Семеро по лавкам». К сожалению, на осмотр выставки у нас было отведено немного времени, так что мы пробежали только по верхам. Жалею, что сделал мало снимков, поскольку много о чем хочется написать, но боюсь перегрузить рассказ текстом без иллюстраций.

Если вдруг окажетесь на синячихинской земле, очень рекомендую этот музей-заповедник к посещению.

Галерея про музей-заповедник деревянного зодчества:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *