АУЖД-2019

После посещения музея деревянного зодчества в Нижней Синячихе мы отправились в Верхнюю Синячиху для того, чтобы посетить местный краеведческий музей, а также прокатиться на ручной дрезине возле железнодорожного вокзала на узкоколейной дороге.Ширина узкой колеи составляет всего 750 мм, что в 2 раза меньше, чем ширина обычной железнодорожной колеи — 1520 мм. За счет небольшой ширины, а также благодаря более миниатюрным рельсам и подвижному составу такой вид железной дороги можно оперативно прокладывать в недоступной для обыкновенное железной дороги местности.

Ручная дрезина установлена на отдельном пути длиной примерно 150 метров, и каждый желающий посетитель станционного музея может на ней прокатиться. Поскольку погода снова решила показать свой характер и запустила ледяной дождь, мне от катания пришлось отказаться.

Вот такой паровоз и паровой железнодорожный кран стоят неподалеку от входа в краеведческий музей, куда мы переместились. В самом музее я почти не фотографировал, но там собран интересный материал по истории края. Запомнилась экспозиция, посвященная промышленности: металлургическому и фанерному комбинатам, а также экспозиция по расправе над царской семьей. Есть большой зал с чучелами животных и птиц, но мне всегда грустно смотреть на некогда полных сил красивых и свободных животных, которых убили ради того, чтобы набить ватой и поставить на всеобщее обозрение…

Из Верхней Синячихи мы переместились в Алапаевск, где перед поездкой по узкоколейке традиционно зашли в музей АУЖД. Экспозиция музея интересна сама по себе и хорошо дополняется рассказом экскурсовода. Алапаевская узкоколейная железная дорога была открыта в 1898 году (первый участок), строительство было профинансировано железоделательным заводом в целях поставки древесного угля, необходимого для выплавки чугуна.

Максимальной протяженности, по мнению историков, железная дорога достигала в 1970-х годах, когда общая длина всех основных путей и усов превышала 600 километров! Точной протяженности не может назвать никто, поскольку для всех узкоколейных дорог была характерна быстрая изменчивость: то там, то тут прокладывались вглубь лесов новые усы, а в других местах они оперативно разбирались. Дорога была живым организмом.

Что ж, на этот раз наш путь будет пролегать до самого конца, до деревни Калач, находящейся на расстоянии почти 150 километров от Алапаевска. Три года назад мы смогли доехать только до Санкино, поскольку в половодье проезд через мост над рекой Тура был опасен. Между прочим, на АУЖД до сих пор действует регулярное пассажирское сообщение, а для некоторых населенных пунктов, в том числе, Калача, железная дорога вообще является единственным средством связи со внешним миром.

Мое любимое депо с надписью «Слава труду». Сейчас откроются ворота, и на свежий воздух выедет наш состав из тепловоза и двух плацкартных вагончиков, которые какие-то хулиганы покрыли граффити. На фото ниже — живописный стоп на берегу пруда, образованного для заводских нужд на реке Синячихе.

В Верхней Синячихе мы снова сделали остановку, на этот раз, чтобы подкрепиться в столовой, поскольку дальше нас ожидало путешествие без каких-либо благ цивилизации, в том числе, без мобильного интернета и вообще мобильной связи. Ночной переезд пролетел быстро, и вот, наконец, рассвет в дикой глуши — то, ради чего стоит преодолеть все эти расстояния.

В 4-00 из вагона выползаю только я и еще пара энтузиастов, а остальные продолжают спать. Но как можно спать, когда вокруг такое!? Кстати, я порадовался, что взял с собой свитер и шапку (и это 18 мая, через неделю после того, как мы с Максимом гуляли в Нижнем Новгороде на 30-градусной жаре), ведь здесь с утра было около нуля!

Я иду по железнодорожным путям вдаль, навстречу рассвету. Вод ногами хрустит замерзшая трава, вокруг начинают петь утренние птицы, а вдали из-за горизонта медленно поднимается солнце.

И вот, наконец, ослепительно блеснули его первые яркие лучи, наступил новый день! Солнце взошло над лесом вдалеке, а за этим лесом, я знаю точно, нет ни единой живой души, да и здесь, в деревне Калач, некогда густонаселенной, проживает не более 15-20 человек. В кирпичном строении слева, как нам рассказали, находится дизельный генератор, который запускают на несколько часов в день, чтобы дать людям электричество. Остальное время они живут без него, без воды, без связи.

Рассвет выдался коротким, солнышко каких-то 10 минут порадовало нас своими первыми лучами и сразу же нырнуло в тучу. Так что те, кто проснулся на пол часа позже, всё пропустили и довольствовались горячим кофе и пирожками, приготовленными «гостеприимными жителями деревни Калач» (на самом же деле, пирожки мы везли с собой, а кофе сделали на газовой горелке).

На привокзальной лавочке, возле которой мы завтракали, я обнаружил надпись, которой всего через пару лет исполнится 60 лет. Жив ли еще тот мальчуган Миша, который 14 сентября 1961 года вырезал это на скамейке? Хорошая сохранность объясняется тем, что лавочка долгие годы стояла внутри вокзала, и лишь после его закрытия была выставлена на улицу. Что ж, пора двигаться в обратный путь.

Если в Московской области уже практически наступило лето, то на Урале все еще ранняя весна. Половодье во всей своей красе. Мощь потоков порой пугает своими масштабами: огромные стволы несет течением как спички и прибивает к опорам мостов.

Вот такой бурелом скопился возле опор моста через реку Туру. Кстати, сам мост пару лет назад полностью отремонтировали, и теперь его опоры выполнены не из дерева, а из стали. А тяжелые свинцовые облака, которые весь день над нами кружились, только добавляют фотографиям сурового колорита.

Опоры моста, тем не менее, по-прежнему защищены быками, только теперь уже бронированными, ведь ледоход и в наши дни представляет серьезную угрозу для опор моста. На берегу видны рыбацкие хижины. Рыбалка здесь процветает, и многие только ей и живут.

Прибываем в Санкино, крупную деревню, до которой мы смогли доехать в 2016 году. Здесь минувшей ночью  нас перецепили к другому тепловозу, поэтому и сейчас мы будем менять локомотив, а в это время можно погулять по округе. Здесь расположено большое озеро с бобровыми хатками и гнездовьем крачек, которые были весьма обеспокоены нашим приездом.

Смена тепловоза. Зеленый, местный, отправляется в депо, а красный снова прицепляет нас, чтобы отвезти обратно в Алапаевск.

Подъезжая к Муратково, видим огромные штабеля спиленного леса, хотя, как и три года назад, в краеведческом музее, а также в Музее АУЖД, промышленную добычу древесины в Алапаевском районе отрицают…

И вот, наконец, старый добрый мост через реку Кыртомка. Старый, да новый. Теперь он полностью выполнен из стали, хотя три года назад его опоры были деревянными, и строители только начинали заливать буронабивные сваи для быков.

Вид на реку Кыртомка с моста. Вот где можно просидеть весь день в тишине, смотря на воду и думая о вечном.

Следующая остановка — деревня Строкинка на реке Строке. Здесь мы ждем разъезда с рейсовым поездом, совершающим регулярный рейс, поэтому есть немного времени для прогулки по округе. Всё, что по правую сторону от железной дороги, заброшено. Только с левой стороны есть жилые дома.

Перед нашим приездом здесь явно прошел снег! Необычное зрелище для Московской области в конце мая и вполне обычное для Урала.

Грустно и одиноко стоят покинутые дома на берегу Строки. Когда-то люди приезжали сюда, чтобы работать и жить, но сейчас это стало невозможным.

И вот, наконец, пыхтя черными клубами дыма, мимо нас «проносится» рейсовый пассажирский тепловозик с одним прицепным вагоном. Нам еще предстоит сегодня повстречаться с ним в Ельничной.

Ельничная. Здесь есть большой пруд, через который когда-то жители, которым было лень обходить его справа или слева, построили мост, а сейчас от него остались только столбики.

Здесь же, на станции, неожиданно появляется вайфай, в том числе с информацией для слепых. Однако, для подключения к нему нужно ввести код, полученный на номер мобильного телефона… Издевательство?)

Далее проезжаем мимо Синячихинского горно-обогатительного комбината, ныне остановленного. На фотографии — доменная печь для изготовления чугуна.

Отвалы отработанной горной породы. Говорят, что современные технологии позволяют повторно обрабатывать шлак и экстрагировать из него нужные элементы. Три года назад здесь же был интересный объект — пересечение узкой и обычной железнодорожной колеи, но не так давно железная дорога была разобрана.

Проход поезда по мосту над рекой Синячихой. И здесь деревянные опоры были заменены на стальные. Далее нас ждала остановка в Верхней Синячихе для обеда все в той же столовой, где мы вчера ужинали, после чего уже на микроавтобусе мы отправились в аэропорт Екатеринбурга.

В аэропорту для того, чтобы скоротать время (поскольку мой вылет был ранним утром), я решил протестировать открывшийся накануне футуристический капсульный отель. Результат оказался крайне неутешительным. За 1500 рублей за 5 часов вам предлагают по сути биотуалет, только расположенный горизонтально, а не вертикально.

Шумоизоляция отсутствует в принципе, прекрасно слышно не только объявление рейсов, но и простые крики и разговоры пассажиров. Светоизоляция также оставляет желать лучшего. Так что меня спасли привезенные с собой беруши и одеяло, которое я натянул на голову. В таком виде можно спать. Но стоит ли переплачивать за сомнительные удобства, когда примерно такой же сервис можно получить просто расположившись на лавках аэропорта?

Далее, уже по традиции, в 7 утра я прилетаю в Москву, в 8 приезжаю домой, принимаю душ, завтракаю и к 10 часам заявляюсь на работу.

Расширенная галерея этого дня:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *