Мезиновское торфопредприятие

В апреле 2015 года сестра предложила посетить Мезиновское торфопредприятие во Владимирской области, и я сразу согласился, поскольку это была уникальная возможность прокатиться по одной из немногих оставшихся в Центральной России узкоколеек и полюбоваться видами просыпающейся после долгой зимы природы.

Поездку организует компания Поезд напрокат. Вообще, ребята молодцы и реализуют много уникальных проектов, связанных с промышленным туризмом и экотуризмом по России и зарубежью. Работают по большей части на энтузиазме, любят свое дело, поэтому поездки получаются недорогими и душевными.

Добираться до Мезиновского (станция «Торфопродукт») необходимо своим ходом, причем задача эта весьма непростая. Прямых электричек нет. Необходимо сначала доехать до станции «Черусти» (электричка с Казанского вокзала идет более 3 часов), где пересесть на мини-электричку до станции «Вековка», которая ходит всего 5 раз в день и состоит из 2 вагонов, и проехать еще примерно 40 минут.

Поселок Мезиновский находится в Гусь-Хрустальном районе Владимирской области более, чем в 170 километрах от Москвы и примечателен тем, что в 1956-1957 годах здесь жил и преподавал в местной школе Александр Солженицын, в честь которого школа и названа в наши дни. Также здесь есть восстановленный дом-музей (копия), в котором он снимал жилье. В него мы первым делом и направились.

Как и многие хорошие начинания в нашей стране, этот проект держится только усилиями нескольких энтузиастов — преподавателей школы. Нам провели небольшую экскурсию по дому, где в мельчайших подробностях воссозданы предметы быта середины 20 века.

Далее мы направились к воротам торфопредприятия. Поселок оставляет тяжелое впечатление, как и большая часть территории нашей страны: здесь царит разруха, и трудно представить, чем живут люди и как они обустраивают свой быт… Во дворах пасутся куры, гуси и козы.

Торфопредприятие было градообразующим, и на нем трудилась большая часть местного населения. Торф поставлялся главным образом на Шатурскую ГРЭС, после перехода которой на газ в конце 2000-х годов торфодобыча в Шатурском, Егорьевском и Гусь-Хрустальном районах пришла в упадок. В отсутствии спроса разработка торфополей была свернута, сеть узкоколейных железных дорог была демонтирована на металл (только в Шатурском транспортном управлении было более 240 километров путей). На сегодняшний день сохранились лишь несколько небольших участков узкоколеек, один из которых как раз в Мезиновском. Предприятие каким-то чудом пережило этот тяжелый период и сумело переориентироваться на производство топлива для котельных и грунтовых смесей для посадки садовых растений, но объемы уже совершенно не те.

На предприятии нас встречает женщина от управления, которая является импровизированным экскурсоводом и рассказывает обо всем: об истории поселка, предприятия, о специальном оборудовании и машинах, используемых при разработке торфа. Большая часть машин, к сожалению, отжила свой век и работает на честном слове. Уже у входа нас встречает необычный гусеничный трактор-кран.

Торфопредприятие в наши дни небольшое и занимается разработкой нескольких торфяных полей примерно в 12 километрах от поселка. Система узкоколейных дорог насчитывает не более 20 километров: главный путь до полей, разъезды, а также переносные пути на полях (перекладываются в зависимости от текущей локации разработки). Непосредственно в Мезиновском находится управление, депо и производство, а на полях располагаются бытовки для рабочих, а также базируется основная тяжелая техника. На фото Надя на фоне тепловоза и депо.

Узкоколейка так названа потому, что расстояние между рельсами составляет всего 750 мм, что вдвое меньше, чем на обычной железной дороге (1520 мм). Преимуществ у такой дороги масса: она более дешевая, более простая в монтаже. Но есть и минусы: меньшие скорости, меньшая нагрузка. Иногда вагоны с торфом и тепловозы падают в кювет, особенно по весне, когда паводковые воды подмывают насыпь, вызывая проседание полотна.

Сюда торф в вагонах-дозаторах прибывает с полей. Если не ошибаюсь, то в составе поезда не более 6 таких вагонов. За день он может совершить несколько рейсов туда-обратно. В полях загружают, на предприятии разгружают. Что примечательно, вывоз с полей производится круглый год, в то время как разработка полей по понятным причинам — только в весенне-летне-осенний период.

Торф, поступающий с полей — грубой очистки, то есть, в нем присутствует достаточно много мусора в виде обрубков корней. Для того, чтобы пустить его в производство, необходимо произвести просеивание через сита. После просева фронтальный погрузчик загружает торф в приемники специальных печей (на фото), которых на предприятии две. В печи происходит просушивание и прессование торфа в «колбаски», которые уже являются готовым топливом для котельных и каминов.

Оборудование установлено современное и снабжено информационными экранами. Одна установка обслуживается одним человеком, который по показателям монитора следит за процессом.

Также есть сезонное производство питательных грунтов для посадки садовых растений, но оно не автоматизировано. Несколько человек вручную смешивают торф с песком и другими ингредиентами для получения той или иной смеси, фасуют все это в пластиковые пакеты, которые мы с вами можем увидеть в продаже в каком-нибудь Ашане. Что ж, с производством ознакомились, отправимся теперь на торфяные поля, куда нас довезет этот маленький поезд.

Дорога весьма живописная. Природа просыпается от зимней спячки. Вокруг — бескрайние леса и поля. А за поездом, который едет не быстрее 15 км/час, вприпрыжку несутся местные собачонки, для которых, по всей видимости, эта зарядка является абсолютно привычной и ежедневной.

И вот, после 20-30 минут неспешной поездки в мерно раскачивающемся вагончике мы прибываем на торфяные поля, которые по-научному называются чеками. Каждый чек имеет строго определенную форму и площадь, окружен по периметру дренажными канавами и разрабатывается несколько лет, после чего пассивно обводняется (заливается водой), и на его месте возникает прекрасное озеро — раздолье для птиц и рыбы.

Здесь нас встречает разнообразная техника — трактора на колесном и гусеничном ходу, фронтальные погрузчики, а также множество специфической для торфодобычи техники, которую вы нигде больше не увидите. Кстати, о тракторах. Насколько я понял, гусеничная техника используется на начальных этапах разработки чека — при корчевании и профилировании. После того, как чек высыхает, сбор торфа производится колесными тракторами.

Вот, например, Надя рядом с фронтальным погрузчиком, который используется для загрузки торфа в вагоны поезда для отправки на производство. Эта машина — одна из самых новых, которые тут есть, поэтому выглядит весьма неплохо.

А вот эта коробчонка на гусеничном ходу — прицеп к трактору и используется для сбора торфа с чека и доставки его в сушильную горку. Принцип работы простой — все механизмы прицепа приводятся в действие карданным валом, который накидывается на коробку передач ведущего трактора.

Колесные трактора здесь тоже необычные — задние колеса (а у этого — даже и передние) у них сдвоенные для уменьшения давления на почву и повышения проходимости.

А эта жуткая машина — измельчитель корневищ с отвалом (по типу комбайна для сбора пшеницы). При работающем двигателе крутящий момент передается на зубья ковша, которые начинают вращаться в противоположные стороны, затягивая корневища между собой и перемалывая в труху. Был на предприятии и несчастный случай, когда в эту дробилку попала нога человека. Спасти его не удалось…

Этот экскаватор с необычным ковшом в форме зуба-клыка предназначен для рытья дренажных траншей между чеками. Глубина канав строго строго определенной величины. Мелкие канавы переходят в широкие рвы по краям полей, по которым происходит отток воды в речки. Таким образом, год за годом болото можно осушить (для добычи торфа) или, наоборот, обводнить, открывая и закрывая нужные дренажи. Кстати, на заднем плане видна сушильная горка торфа.

Еще одна интересная машина, как будто из фильма ужасов, — прицеп с огромными литыми барабанами из стали, снабженными множеством острых шипов. Трактор тянет эти барабаны за собой, на шипы накалываются обломки корневищ и тут же сбрасываются в кузов (передняя часть прицепа).

На этой фотографии три профилеровщика: ржавый — старый, два желтых — новые. Так же цепляются к трактору и предназначены для подготовки верхнего слоя торфа к снятию. Лопатки разрезают торф и переворачивают его, способствуя просушке.

Эта чудо-машина используется для придания определенной формы торфяным горкам, в которых происходит сушка перед отправкой на производство. Длинная стрела с лопатками устанавливается под определенным углом, и транспортер приводится в движение. Все делается по-науке: было опытным путем установлено, что при уклоне горки в сколько-то там градусов дождевая вода скатывается с боков, а не впитывается в торф, который должен сохнуть. Именно из таких горок зимой происходит доставка торфа на завод. А сами горки формируются летом и осенью.

А вокруг — бескрайние просторы. На фото — старые чеки, залитые водой. Как я писал выше, для того, чтобы на месте торфяного поля образовался водоем, достаточно засыпать дренажные канавы. Такой водоем образуется за несколько лет. Зачем же заливать отработанные чеки, спросите вы? По сути, это естественный процесс, круговорот биоценозов, который, правда, занимает немало времени по сравнению с человеческой жизнь. Обводненный чек через много лет заболачивается, , на нем начинают расти деревья и т.д.

На следующем фото один из старых дренажных рвов. То, что мы видим по обе стороны от него — это как раз старые торфяные чеки, отработанные еще в Советском Союзе, потом обводненные, потом заболоченные, а сейчас на их месте растут молодые рощи. Природа берет свое. И да, в протоке видны бобровые плотины. Диких животных тут вдоволь. Помимо упомянутых бобров это лисы, волки, зайцы, множество видов птиц. Одну зиму неподалеку жила рысь.

Местные собаки дружат не только с людьми, но и с техникой))

В обратную сторону нас повез тепловоз другого типа. Причем на пол пути нас ожидала остановка для пикника на свежем воздухе. Организаторы взяли с собой некоторое количество провианта для перекуса.

Здесь есть специальный навес, под которым периодически останавливаются рыбаки, и даже маленькая избушка, в которой при желании можно переночевать. Все аккуратно: сосиски на мангале, весь мусор с собой.

Ну и напоследок одна из моих любимых фотографий. Надо будет обязательно наведаться сюда еще раз!

Расширенная галерея:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *